ОТКРЫТА РЕГИСТРАЦИЯ (до 30 августа) на курсы (очные/дистанционные): "регентский", "подготовительно-певческий", "сольфеджио", "искусство интонируемого смысла на клиросе", "искусство дирижирования на клиросе", "возглашаем в тоне" (для духовенства) - с началом обучения в сентябре 2024 года.

Подробнее о курсах здесь (нажмите); форма заявки здесь; оплата здесь.

Regentzagod.ru - наш единственный сайт, исторический - regentzagod.com - закрыт.

РЕГЕНТСКИЕ И ПЕВЧЕСКИЕ КУРСЫ

КОЛОБАНОВА АЛЕКСЕЯ ВЛАДИМИРОВИЧА

Больше лекций на этой страничке нашего сайта.

 

Приятного и поучительного просмотра:

Расшифровка текста (часть 2):

(Расшифровка выполнена атоматическим способом, возможна некоторая некоррекность в расшифрованном тексте, оригинальный контекст в видео лекции).

 

Абсолютный вальс, и насколько он уместен, а главное, что он звучит в ушах у всех, кто знает, что такое вальс, кто не знает, что такое вальс, умеет, не умеет танцевать, но он абсолютно начинает звучать и начинает диктовать некие свои законы. Вот это вот сильная первая доля и две слабых доли. И дальше, следуя законам жанра, хотя, кстати, на самом деле законы жанра вальса подразумевают очень часто как раз нарушение этого ум-ца-ца, и когда как раз третья доля рам-пам-три раз-два-три-раз делается специально сильнее третьей доли, как раз она еще и подчеркивает эту вальсообразность, но все-таки даже в законах вальсового жанра не всегда надо делать сильную долю сильнее, чем все остальные, а у нас тем более.

Если мы будем следовать закону этого жанра, в таком случае наша музыка станет однообразной. В «Свете Тихие святыя славы, бессмертного»... Вот после трех пропеваний уже хочется продлить «Отца Небесного свята…» Кажется, это будет бесконечно идти. Вот как только мы так начинаем петь, начало три раза запев одинаковое, посмотрите, он идёт. Получается... И опять, развитие там дальше будет другое, а начало всё то же самое. Три раза одинаковое... Да какое? Два раза одинаковая спетая нота, это уже плохо. А уж три раза целый мотив одинаковый, это просто совсем не здорово.

Так вот, по поводу слова. Давайте мы чуть-чуть темп сбавим, потому что на самом деле, чтобы услышать то, что я буду сегодня предлагать, в таком темпе невозможно. И еще хочу сказать, что очень часто темп как раз связан с тем, что мы не пытаемся в тексте найти вот то, о чем я вам буду сейчас говорить. Ну, например.

В «свете тихий» у нас встречаются две Т. Свете и тихий. Т-ти. Те тихий. Должны ли они быть одинаковые? Интересный вопрос.

То есть, как бы, а что, две разные могут быть, да? А ведь могут быть на самом деле две разные. Вот смотрите, пою. «Свет, свете тихий, свете тихий.» Вот они у нас две одинаковые.

А теперь пробуем так. И вторая Т будет тише. Я надеюсь, это слышно. Слышите? Вторая Т тише.

Если вы попробуете так спеть, вы почувствуете разницу между двумя этими словами. Две гласные Е.

Я про гласные еще скажу, это моя любимая тема. Главное, остановиться вовремя.

Слышите эту? Чувствуете разницу? Свете тихи... Ничего не сказано. Два слова, а ничего за этим вообще не стоит. Свете тихи... Один маленький нюанс, и мы зазвучали сразу. Скажите, а можно это попытаться сделать в темпе? Свете тихи... Невозможно.

И мы очень часто, в том числе и в темповые решения, выбираем потому что в медленном темпе нам скучно, нам тяжело, скучно, и мы не находим там никакой красоты. А вот если так задуматься, на самом деле там красота есть. По поводу гласных. Чтобы далеко не ходить и долго об этом не говорить, я скажу в общем. Мы все слышали какие-то вещи, в том числе по гласным, о том, что они должны быть все округлые.

Округлые, правильно? Ну все знают, что они должны быть округлые. И даже хормейстерский жест, вот такой, выражающий эту самую округлость, наверняка все видели, когда это показывают. Так вот, они не должны... Это слово стало ругательным, на мой взгляд, округлость, вот это. Потому что дело в том, что, ну да, они должны быть действительно объемные в этом смысле, округлые. Но это надо уметь делать. Это невозможно научиться очень быстро и... Как сказать? Ну, это, в общем, наука, я бы это так сказал. Понимаете? Но дело в том, что все гласные должны быть разные. Вот это абсолютно точно. Вот у нас есть в русском языке десять гласных, у нас должно быть разных десять гласных. Как правило, когда мы вот это вот под этим жестом понимаем некую нашу округлость, мы поем вот все гласные одинаково на некий звук «ёы».

 

Продолжение расшифровки текста лекции здесь: часть 1, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6, часть 7, часть 8, часть 9.

 

Богослужебный текст и музыка.

Технологии взаимодействия.